Все о людях и для людей с ментальными особенностями развития и ОВЗ

 

kom.drugayarussia@gmail.com (комм.отдел)

 

drugayarussia@gmail.com (редакция)

 

2 апреля 1950 года

Сообщение об ошибке

Notice: Undefined index: title в функции otherrussia_node_view_alter() (строка 10 в файле /home/v/volyir9d/volyir9d.bget.ru/public_html/sites/all/themes/otherrussia/template.php).
Категория: 
открыта научно - исследовательская станция "Северный полюс - 2"
Просмотров: 22

В феврале 1938 года завершила работу первая советская станция «Северный полюс – 1». Отважные папанинцы триумфально возвращались в Москву.  Советские передовицы наперебой кричали о подвигах полярников, а в Кремле смелых ученых ждали Золотые звезды Героев Советского Союза. Неутомимые исследователи Севера готовили вторую экспедицию, но их планам помешала война. Шанс отправиться на изучение полюса относительной недоступности вновь – представился лишь в 1950 –м. Отправка полярников на дрейфующие льды – проходила в молчании. Никаких газетных публикаций, сообщений по радио. Вся переписка зашифрована. Место высадки группы на карте обозначено скупо: «точка 36».

 То ли тогда так принято было, то ли проще для обмена сведениями среди разных ведомств гражданским институтом и военными летчиками. Но – простота обозначения – дала повод для тайн и мистификаций. Поговаривали, что изучение полярных льдов было прикрытием. Мол, в результате холодной войны, в районе Северного полюса советские ВВС создали плацдарм для ответного удара по США. А изыскания ученой группы засекретили, и даже сожгли. А руководителю полярной экспедиции океанологу Михаилу Сомову и во все поручили льдину с полярниками взорвать, если станция приблизиться к берегам США или будет обнаружена американцами. Но, давайте вернемся к фактам.

 31 марта 1950 года – команда полярников действительно высадилась на дрейфующую льдину в Северно – Ледовитом океане. 18 человек разбили лагерь на льдине размером 3000 на 2400 метров. Океанологи, ледоисследователи, геофизик, метеоролог, аэрологи, радисты, механик, врач – повар и …. внимание: кинооператор, и это на засекреченном – то объекте. Но, речь не про то. 2 апреля станция начала работу.

             

 376 дней – команде исследователей предстояло жить в КАПШ –палатках, обогреваться газовыми плитами, работающими на жидком газе пропан – бутане, спать на раскладушках. Аэродром, куда приземлялись самолеты, привозившие провиант, оборудование и новых людей – располагался здесь же на льдине, сразу за палаточным лагерем. Правда, однажды льдину из – за разлома пришлось менять, экстренно перебазируя станцию и жилой городок. Более чем за год – станция преодолела 2500 километров. Метеорологические, гидрологические и аэронавигационные наблюдения – проводились круглосуточно. Разведанные геологами подледные течения позволили точнее прокладывать курс подводных лодок. Как позже напишет один из участников экспедиции Виталий Волович (врач – повар): « Это просто была короткая дорога, по которой были должны направляться силы обоих государств». Помимо научных изысканий, отраженных в четырех томах, станция «Северный полюс – 2» подтвердила экспериментальным путем, что на льдины могут садиться и взлетать самолеты с грузом.

         

 Была ли секретная миссия у команды полярников? Какие секретные данные они передавали и с кем держали связь – доподлинно неизвестно. Известно одно – на несколько дней связь с дрейфующей льдиной в Северно – Ледовитом океане была потеряна. 12 июля 1950 – на станции случилось ЧП. От неисправного керогаза вспыхнула палатка радиосвязи. Рация сгорела. Новый передатчик радисты собрали из подручных средств. Но, в память о случае остались стихи Виталия Воловича.

 /из рассказа опубликованного в сборнике «Полярный круг», 1980 год:

 Алло, Мих. Мих! Какие вести?
Как на дрейфующей дела? 
Надеюсь, все идет без происшествий
И льдина верная цела?
— Все хорошо, тепло и безопасно,
Работа в меру нелегка,
Дела у нас идут почти прекрасно,
За исключеньем пустяка: 
Случилось маленькое горе
— Чехол спалили на моторе.
А в остальном на льдине в океане 
Все хорошо, все хорошо.
— Но как движок полярною зимою
Работать будет без чехла?
Ответьте нам короткой докладной -
Потеря как произошла?
— Все хорошо, тепло и безопасно,
Работа в меру нелегка,
Дела у нас идут почти прекрасно,
За исключеньем пустяка:
И что чехол — не в нем терзанья,
Сгорел движок до основанья.
А в остальном на льдине в океане
Все хорошо, все хорошо.
— Алло, алло! Главсевморпуть в волненье.
Удар полученный жесток.
Без промедленья шлите объясненья:
Как погорел у вас движок?
— Все хорошо, тепло и безопасно,
Работа в меру нелегка,
Дела у нас идут почти прекрасно,
За исключеньем пустяка.
И что движок?
Не в этом дело -
Радиостанция сгорела.
А в остальном на льдине в океане
Все хорошо, все хорошо.
— Алло, Мих. Мих., Главсевморпуть в печали.
Всему начальству тяжело, -
Как вы в беду ужасную попали? Как это все произошло?
— Мы получили важное сообщенье,
Что скоро будет самолет.
И, как один, оставив помещенье,
Ушли с лопатами на лед.
Мы чистили аэродром,
Как вдруг раздался страшный гром,
Рвануло где-то по краям,
И льдина лопнула к чертям,
Дошел до рации толчок,
На керогаз упал мешок,
И запылал в один момент
За ним палаточный брезент.
Мы были в дальней стороне,
Вдруг видим — рация в огне;
Пока мы мчались во весь дух,
Огонь все слопал и потух,
Движок расплавиться успел,
И на движке чехол сгорел.
А в остальном на льдине в океане
Все хорошо, все хорошо.»

 11 апреля 1951 года – ученые вернулись на Большую землю. За этот дрейф океанологу и руководителю экспедиции Михаилу Сомову было присвоена высшая награда – звание Героя Советского Союза, члены экспедиции получили ордена и знак «Почетного полярника».

 

Вход на сайт

3